Поиск на сайте          

Наталья Владимировна ЛеоноваТрадиционная народная культура


Наталья Владимировна Леонова,
этномузыколог, кандидат искусствоведения,
профессор кафедры этномузыкознания
Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки

 


Из экспедиционных дневников учёных-фольклористов
(Северный район, 2002 год)


     Большую часть времени участники экспедиции посвятили работе с исполнительницами знаменитой фольклорной группы села Северное. Этот коллектив был «обнаружен» летом 1984 года участниками Ансамбля сибирской народной песни, руководимого композитором и фольклористом Вячеславом Асановым и работавшего в тот период на базе Новосибирского областного научно-методического центра народного творчества и культпросветработы, во время очередной поездки по деревням «за песнями». Основу певческой группы составили жительницы «разъехавшейся» в 1970-е годы деревни Платоновки, которая располагалась, как и Бергуль, на реке Таре, только выше по течению и, значит, ещё дальше от цивилизации.
     «Платоновская» группа из села Северное достаточно быстро стала известна новосибирским фольклористам: многие из них побывали в Северном районе, а кто-то познакомился с творчеством этого самобытного коллектива во время его выступлений в Новосибирске. В 1987 году вышла в свет грампластинка с записями платоновских песен, которая открыла красоты яркого и самобытного стиля любителям музыкального народного творчества далеко за пределами Сибири. Первый состав певческой группы, по сути, был семейным – лидирующие позиции в нём занимали сёстры Хмелёвы, видимо, этим объясняется удивительная стройность звучания коллектива.


Первая встреча


     Первая наша встреча с участниками певческой группы состоялась в помещении районного Дома культуры. Представились сами, познакомились с песенницами. Народные песни Платоновки для нас исполнили Христина Петровна Ходинская (Атопкина), Евдокия Васильевна Демчихина (Хмелёва), Варвара Естифеевна Иванова, Варвара Харитоновна Рябчикова (Атопкина). В записи нескольких песен принимали участие директор РДК Сергей Григорьевич Осипов, уроженец села Бергуль, и методист РДК Екатерина Петровна Финашкина. Стало ясно, что старшее поколение платоновских исполнителей, известное нам по записям 1980-х годов, в составе группы отсутствует. Сестёр Хмелёвых представляла младшая – Евдокия, которая в 1980-е годы в группе не пела. Нам предстояло работать практически с новым коллективом, в основе – платоновским, но включающим также носителей родственных традиций.
     Нельзя не отметить, что ожидание начала записи было для нас, участников экспедиции, тревожным: сохранились ли певческие традиции старших платоновских песенниц или они подверглись каким-либо изменениям? Что произошло с репертуаром? Много ли утрат? Появились ли новые песни? Есть ли и каково влияние художественной самодеятельности на певческую практику фольклорных исполнителей? К счастью, все тревоги растаяли, когда зазвучали первые песни: «Калина с малиненькой», «Как Платоновка деревня» и «Ой, скоро, скоро я уеду» – лирическая протяжная песня. Эта вершина народного песенного творчества жива и по-прежнему любима платоновскими песенницами:


Ой, скоро, скоро я уеду*
     

Ой, скоро, скоро я уеду, ой,
Брошу Платоновку навсегда.

Я брошу Платоновку навсегда.
Сюда я больше не приеду, ой,
Забудь, забудь, милай, миня.

Забудь, забудь, милай, миня, ой,
Забудь мой рост, маю паходку,
Забудь весёлый разгавор.
      
Забудь весёлый разгавор, ой,
Пайдём, пайдём, мая милая, ой,
Пайдём на Каинскай вакзал.
      
Пайдём на Каинскай вакзал,
Там скора-скора поезд грянет, ой,
Званок уныла празвенит.
      
Званок унылай празвинит, ой,
Куда, куда он нас утянет, ой,
Куда нас поез(д) утащ'ит.

Дальше я не знаю. Это бабу Лушу надо. Если захотите её до конца – у нас есть знахарка…


* Исполнители Евдокия Васильевна Демчихина (1935 г. р.), запевает, Христина Петровна Ходинская (1947 г. р.), Варвара Естифеевна Иванова (1931 г. р.), Варвара Харитоновна Рябчикова (1938 г. р.).


     Сохранились в репертуаре многие хороводные и плясовые песни – крутухи, исполнение которых требует многих сил, крепкой памяти и прочных вокальных и танцевальных навыков. Нам показали много интересного: как водили «утку» и «заплетали плетень» во время пасхальной недели, что пели во время постов, как пели и танцевали «под язык» (если не было гармониста и гармошки).
     Вероятно, собственно свадебных песен в традиции было немного, нам удалось записать только три образца: «Ох и стой, берёзушка, не шатайся», «А раненько, раненько на заре» и «Не садись, пташка, на ветку». Из беседы с исполнительницами мы выяснили, что свадьбы в Платоновке «игрались» по старинному обычаю до 1950-х годов: «Нас уже по-старинному не выдавали». Впрочем, с этим высказыванием не все из песенниц были согласны, были и такие, которым и косу расплетали на свадьбе, и на кадку усаживали, как того требовал обряд.
 

Вторая встреча


     Во второй половине дня, переждав ливневый дождь, мы в сопровождении В. Х. Рябчиковой отправились домой к её тётке – восьмидесятилетней Лукерье Васильевне Гнутовой, как выяснилось, последней носительнице традиционного репертуара, «знахарке», без которой не поются самые красивые и наиболее трудные старинные песни.
     Лукерья Васильевна (баба Луша, или Луня, как зовут её все родные и знакомые) незваным гостям не удивилась, на все наши вопросы о родине своих родителей и переселении их в Сибирь из Белоруссии и многие другие ответила. Сразу было видно, что опыт общения с собирателями у неё был солидный.
     После непродолжительных разговоров о старообрядческой вере платоновцев Лукерья Васильевна спела нам Трисвятое и тропарь Пасхи «Христос воскрес». Других богослужебных жанров, равно как и сведений о литургической практике услышать не удалось, самым частым оправданием при этом служило: «Не помню, мы-то уж не молились». Так же, как и в Бергуле, в Платоновке на Пасху пелись волочебные песни, а во время постов и похоронных ритуалов – духовные стихи («Все люди живут»), к числу которых нередко относят образцы других «серьёзных» жанров (баллада «Жила-была вдова»).
     

Все люди живут*

Все люди живут как цвяты цвятут,
А я, малада, ай, свяла какы трава.
      
А я, малада, свяла как трава,
Кину брошу мир, ай, пайду в манастырь.
      
Кину брошу мир, пайду в манастырь,
Там я буду жить, ай, всем людям служить.
      
Там я буду жить, всем людям служить,
Как пастрою сибе, ай, келию новаю.
      
Как пастрою сибе, келию новаю,
Келью новаю, ай, с трём акошечкам.
      
Келью новыю с трём акошечкам,
Как первай акно, ай, ва синё моря.
      
Как первой акно – на синё моря,
А вытарой акно, ай, ва зялёный сад.

А втарой акно – ва зялёный сад,
А третей акно, ай, ва чисто поля.

А третий акно – ва чисто поля,
Ва синимы мори, ай, карабли плывут.

Ва синимы мори карабли плывут,
А в маим саду, ай, салавьи пают.

А вы маимы саду салавьи пают,
А в чистымы поли, ай, мажуки пашут.

Ва чистымы поле мажуки пашут,
Ты васпой, васпой, ай, салавей лясной.

Ты васпой, васпой, салавей лясной,
Утрам раненька, ай, на праталачки.

– Вот табе стих. Эта тока в пост пели, раньше.
– А в какой пост?
– У вяликый пост, каторый ат Масленки да Паски.


* Исполнители Лукерья Васильевна Гнутова (1922–2005 гг.), запевает, и её племянница Варвара Харитоновна Рябчикова (1938 г. р.).


     А дальше зазвучали старинные протяжные песни, их прихотливо льющиеся мелодии мы слушали, затаив дыхание, почти не обращая внимания на шум дождя и грозные раскаты грома («Никак Петро сердится», – дело было накануне Петрова дня). К пению бабы Луни временами подключалась Варвара Харитоновна, пытаясь приладиться к сложному мелодическому рисунку «долгих» песен. Далеко не всегда это получалось, и тогда она сокрушалась: «Это только бабка Лушка знает, я такое колено вывести не могу».
     В ответ на наши восторженные высказывания Лукерья Васильевна спокойно согласилась: «Наши песни хорошие, житейные, любовные, а таперешние песни…» – и со вздохом замолкла. А потом со смехом вспомнила, как однажды в Новосибирске, где они выступали, кто-то спросил: «А вы по нотам это всё поёте?» И тут же ответила: «Какие мы ноты!.. Мы никаких нот не знаем, поём самы… Ноты… Каво мы по нотам там знаем, кто нам их показывал, ноты!?»
     Возвращаясь от бабы Луни на другой конец села, в дом Е. П. Финашкиной, мы попали под ливень и промокли до нитки. Но это было неважно. Екатерина Петровна оказалась радушной хозяйкой: обогрела нас, накормила, напоила чаем и с пониманием приняла наши восторги в адрес потрясающих песен из Платоновки-деревни.


Третья встреча


     Варвара Харитоновна Рябчикова по случаю нашего приезда в район и грозы, помешавшей поездке в Бергуль, устроила в своём доме застолье. А поскольку кроме нас, гостей Северного, она пригласила уже известных нам песенниц, мы поняли, что продолжение записи следует.
     Но сначала мы должны были отдать дань уважения гостеприимству хозяйки, приготовившей для нас несколько традиционных «кержацких» блюд: берёзовый квас, окрошку, овсяный кисель с молоком, молочную лапшу и, главное, «требух» (очищенный, нарезанный и приготовленный на сковороде говяжий желудок). Мы всё попробовали, оценили «экзотичность» этой еды и поняли, что если бы на столе не было более привычной варёной курицы, яиц, творога, свежих огурцов и блинов, то нашим желудкам пришлось бы очень туго.
     Впрочем, это не главное. Важно, что опять зазвучали песни да такие, что дух захватывало: «Печальное моё сердце», «Снежки белы, лопушисты», «Час от часику времечко ли то проходит»…
    

Печальное моё сердце*     

Пячальныя маё серыца,
Аи, а-ай да, биза времечка ноет яно.

А-о-ой, да безо време…эчка ноит яно,
И-ай, таскуиты, мил, горюит, горю'ит,
И-а-ай, да, знать, па пре…эжней па волюшки.

А-о-ой, да, знать, па прежней и па волюшки,
И-о-ой, где ж ба мне ли разудаленькаму,
А-и-а-ай, да на…ажить прежнию волюшку.

Ай, да нажить прежнию волюшку,
И-ай-я, а ещё ли разудаленькаму,
А-и-ай, да ра…ассизоя сизакрылия.
А-ой, да рассизоя сизакрылие,
Ай-ой-и-я, поднялся выс?ко, высок?,
И-ай, да полятел ба я далёко.

Ай-ой, да полятел ба я далёко,
И-ай, к любушке к сваёй, суда… сударушки,
И-ай, да на раскрашенный акошечки.

А-ой, да на раскрашенный акошечки,
Ой, ста…л ба я ли вуркавать, вуркавати,
Ай, да со сну девку прабуждати.

А-ой, да со сну красну прабуждати,
Ай, ты устань-ка, прабудися, прабудися,
И-ай, да на миня…а ты-от не сердися.

Ай-ой, да на миня ты-от не сердися,
Ай-ой, е…сли будит табе ску…ой…чна,
Ай, да ты пиши-тка ка мне письма.

А-ой, да ты пиши-тка ка мне письма,
А-ой, я сама писать ня вмею, ня вме'ю,
И-ай, да писарям-ворам ня верю.

А-ой, да писарям-ворам ня верю,
И-ай, пи…сари-воры, злад?и, зладе'и,
И-ай, да разлучить с милам хатели.


* Исполнительница Лукерья Васильевна Гнутова


     Записали ещё одну свадебную – «Летела кукушечка», хороводную, крутуху, рекрутскую, «Ланцова» с каким-то неимоверно длинным и необычным текстом, несколько песен 1920-х – начала 1930-х годов, из тех, что наши песенницы выучили и пели в школе.
     Между песнями просматривали фрагменты видеозаписей, выполненных по ходу сельских праздников, и вели разговоры на разные интересующие нас темы. Присмотрелись к хозяйке дома, этой шумной, энергичной женщине с командными интонациями в голосе, и открыли для себя не только истинного носителя песенной традиции, но и стихийного собирателя народной мудрости, стремящегося во всём разобраться и сохранить всё ныне существующее и, увы, уходящее.
     Вечером, по возвращении в гостиницу, прослушивали и описывали аудиоматериалы, расшифровывали песенные тексты, чтобы выявить и вовремя успеть ликвидировать «тёмные места». Работа эта продвигалась очень медленно. Утром отправились опять к Варваре Харитоновне как наиболее отзывчивому и мобильному знатоку местного песенного репертуара. Наша цель – закрыть обнаруженные в процессе обработки аудиоматериалов «белые пятна» (они же «тёмные места»). Главным образом работали со словесными текстами: заполняли пропуски, поясняли значение непонятных нам слов. Поблагодарили за хлебосольство и понимание, без которого наша работа разворачивалась бы гораздо труднее.
     Домой возвращались усталыми и счастливыми, нагруженными «житейными» песнями. Маршрут известный: автобусом – до Барабинска, электричкой – до Новосибирска. В электричке достаточно просторно, и мы, вооружившись тетрадкой со словесными текстами, проверяем свою память. К нашему удивлению, мелодии значительного числа записанных песен нам удаётся воспроизвести, несмотря на то, что многие из них не относятся к популярным и весьма не просты в мелодическом отношении. Лишний раз убеждаемся, что «живое» звучание подлинной народной песни невозможно ни с чем сравнить и нельзя ничем полноценно заменить. Но многие ли, кроме фольклористов, понимают это?..

1Дом в Северном-образец стариныЗапись в клубеЗастолье в доме В. Х. РябчиковойКрутуха
Лукерья Гнутова с участницей экспедиции Натальей УрсеговойМомент записи. В центре Рябчикова справа Гнутова. Духовный стихН. Леонова Е. Жимулёва В. РябчиковаНа сценеРечка Тара в окрестностях Северного


eXTReMe Tracker
 Новости  Мероприятия месяца  Фестивали, конкурсы  Семинары, курсы  Контакты  
 
© 2007-2018 г, ГАУК НСО НГОДНТ