Поиск на сайте          

Нина Алексеевна ИльиныхТрадиционная народная культура


Нина Алексеевна Ильиных,
жительница с. Шипуново Сузунского района
Новосибирской области


     Нина Алексеевна Ильиных пишет статьи для районной газеты «Новая жизнь», являясь её внештатным корреспондентом, всю свою сознательную жизнь.
     Родилась 29.10.1951 г. в селе Шипуново Сузунского района. После окончания Шипуновской средней школы работала вожатой в Болтовской восьмилетней школе. Её первые журналистские заметки рассказывали о жизни пионерской дружины. Работая освобождённым секретарём комитета комсомола комсомольской организации колхоза им. Куйбышева, Нина Алексеевна часто рассказывала на страницах районной газеты о делах молодёжи – досуге, трудовых успехах. В дальнейшем, какой бы трудовой деятельностью она ни занималась, а поработать ей довелось библиотекарем, воспитателем в детском саду, соприкоснуться и с техникой, – она всегда находила вокруг себя множество интересных событий, рассказать о которых жителям района было просто необходимо.
     Нина Алексеевна, выйдя на пенсию, остаётся в центре событий своего села:  является активнейшим членом оздоровительного клуба «Общение». С удовольствием читает о новостях, культурных событиях, происходящих в районе. Сама пишет об интересных людях, их воспоминаниях, составляющих страницы истории родного края, о том, как они обустраивались на новых местах, как уходили защищать Родину и возвращались, как сохраняли и обогащали традиции предков, развивали народные ремёсла и художественное творчество.
     Благодаря её исследовательской работе удалось восполнить пробелы в истории поселения и внести уточнения в ветви многих родов, населяющих родное село. В 2006 году она награждена благодарственным письмом администрации района «За активное участие в работе районной газеты».


Играй, лейся, старинная песня…


     Есть у нас в селе улица Набережная. Названа она официально так более сорока лет тому назад, но это для почтового адреса, а для жителей села она – Тамбовка. Почему Тамбовка? Да потому что прадеды сегодняшних обитателей этой улицы приехали в сибирское село Шипуново из «Рассеи», из Тамбовской губернии, и расселились вдоль реки. Событие это было упомянуто в 1771 году в книге «Путешествие по разным местам Российского государства» учёным Петербургской академии наук П. С. Палласом. Отправляясь из Завод-Сузуна далее на север в Томск, он писал: «Чтобы выехать на Томскую дорогу не оставалось мне иного способа, как давать круги и ехать окольными дорогами. Сперва подъехал к деревне Шипуново. Здесь я, переехав речку, Холодною называемую, продолжал ночью мой путь…»
     Много времени прошло с тех пор, не одно поколение сменилось, но и сейчас по говору можно отличить тамбовских жителей от других, например, только от них можно услышать: «Дак ты спроси у дядьки Никишки, надысь мы песни играли в доме дядьки Фильки, а ноне к дядьке Гришке пойдём».
     Жители этой улицы – большие любители и знатоки русских старинных песен. «Красиво поют», – удивляется один. «О, да это же тамбовские!» –  восхитится другой и всё этим скажет. Что удивительно, поют здесь и женщины, и мужчины, а если случится, что улица на улицу песнями идёт, то проигравшие скажут с завистью: «Тамбота, кто же их перепоёт!» Поют они всегда, сколько себя помнят. Не поют, а играют песню.
     «Пойдём, бывало, с тятей на речку летом, – вспоминает коренная жительница нашего села Мария Григорьевна Дементьева (1927 г. р.). – Давай, дочка, сыграем с тобой песню.

Скрылось солнышко из глаз – тучки накатали.
У меня, у молодца, сердце замирает.
На серебряных лугах, на жёлтом песочке
Парень девушку стерёг, потерял следочки.
Там следов знакомых нет, там их не бывало,
У меня, у молодца, сердце вознывало.
Вот поймал парень коня, полетел стрелою,
Против церкви да святой ходит круг налою.*
Глянул он так на неё – залилась слезою.
Развернул парень коня – полетел стрелою.

* Идёт обряд венчания (прим. автора)

     Уж не знаю почему, – продолжает моя собеседница, – но часто тятя играл эту песню наедине или когда брал меня куда с собою. Тятя рассказывал, что его привезли в село Шипуново, когда он ещё и ходить-то не умел, а тятя с 1897 года рождения. Семья тяти мово не первая приехала. Выходит, 100 лет тому назад и поселилась тамбота в нашем селе. Мама моя Евдокия Степановна (в девичестве Краснослабодцева) любила играть вот такую песню:

Скучно мне на чужой стороне.
Ох, плакать я ли да не смею,
Рыдать мне не велят.
Ох, только мне велят
Потихонечку вздыхать.
Ох, сяду ли я да на лавку,
Беседую одна.
Ох, скрою я окошко –
Гуляет весь народ.
Весь народ гуляет,
Мово дружочка нет.
Где же ты, родимый?
Во зелёном саду,
Ох, рвёт он и ломает
Зелёный виноград.
Он веточки бросает
К милашке на кровать».

     Даже лихие годы войны тамбовские вспоминают песнями – как и под что «играли».
     «Нам было лет по 17–18, – вспоминает Евдокия Степановна Прохорова, – когда мужиков забрали на войну. Дали задание нам в страду: сжать крюком по 60 соток зерновых каждый день. Было трудно, но как бы ни уставали, молодость брала своё: в воскресенье бежали в деревню – в клуб на танцы. Напляшемся, напоёмся и пойдём домой с песнями. Поём – аж улица трещит! Шли гурьбой всей, бригадой человек до сорока. Молодёжь всё одна, семейных-то женщин почивать домой отпускали, а нас – нет. Забежим домой, поменяем уже состиранную мамой одежонку и догоняем шагающих. И так шли до конца улицы, всё с песнями, а там и на полевой стан. Небо уже сереть начинало, но мы падали на лежаки, и казалось, что даже глаза не успевали закрыть, как тут же бригадир дядька Никишка Солотин негромко, но требовательно говорил: „Девки, пора, вот и солнце встаёт – небо розовеет”. Кто поднимет голову, а кто и не сможет. Тогда какая-нибудь озорница заиграет под язык: „Тирта-тирта-тирта-на, я на танцах побыла…” Ну, какой уж тут сон! Встаём… Целый день на солнцепёке, но надо стараться! Солнце село, идём на полевой стан. Устали, даже сил нету говорить. Но и тут озорница Надежда Щеглова выберет место на дороге, где пыли поболе, да как выбьет ногами дробушки с весёлой частушкой! „Давайте, – кричит, – пойте, а то я ещё вам не так дробону!” И опять начинаем петь. И так до самого полевого стана. Горячая похлёбка, вечерняя прохлада – молодость брала своё, и как бригадир ни ворчал, что утром „опять вас не добудишься”, мы пели…»
     Приехав в Шипуново, тамбовские жили автономно, умели делать всё своими руками: шить обувь, прясть шерсть, вязать носки, рукавицы, платки, ухаживать за скотиной, выделывать шкуры и катать валенки. Герасим Васильевич Евдокимов (1909 г. р.) мастерство катать валенки, которому научился у своего отца, передал своему внуку – Алексею Викторовичу Гребёнкину. Имеется у Алёши весь пимокатный инструмент, который он хранит как зеницу ока и нет-нет, да и окажет семье приятную радость – подарит к зиме валенки жене Наталье и дочке Карине.
     Все тамбовские – девушки, женщины, бабушки – любят носить яркие бусы в одну нить, вокруг шеи. Платки цветные носят по-особому. Если шаль, то на плечи, а если полушалок, то свернут платок пополам, укроют лоб, концы платка заведут назад, уши не укрыв, перехлестнут концы на затылке, не завязывая, и пустят их обратно на лоб, здесь завяжут кончики платка в два узелка, подоткнут оставшийся треугольник сзади. Как правило, у женской половины этой улицы всегда голова покрыта.
     На сходе села, они до сих пор садятся все вместе, опоздавшему обязательно держат свободное место.
     Улица, на которой живут потомки из Тамбовской губернии, растянулась километра на два. Обычай у них – жить одной семьёй. Если 2–3 жителя с этой улицы придут в центр села, купят хлеб, побывают на почте, то, как правило, дожидаются друг друга. Даже вечером, встречая стадо коров с пастбища, собираются своей кучкой. Не скажешь, что с другими жителями села они не общаются, но работать будут лучше со своими.
     Любовь к пению в семьях жителей Тамбовки до сих пор жива. Не один десяток лет радует своим красивым пением семья Анюточкиных. Елена Николаевна и Виктор Алексеевич в любой компании, на сцене, в кругу друзей, на работе – поют. Ушёл в мир иной глава этой семьи, но его песни подхватили взрослые сыновья, внуки.
     Заслуженным уважением на селе пользуется династия семьи Пилюгиных. Мама – Анна Ивановна, несмотря на свою горькую бабью долю – рано овдовела, оставшись с тремя детьми, продолжала работать дояркой, лучшей звеньевой, да к тому же была участницей художественной самодеятельности при Доме культуры. Любовь к пению подхватили её дети. Вот уже более 30-ти лет радует нас своим певческим искусством её дочь Татьяна. Татьяна Васильевна после школы окончила Новосибирское культурно-просветительное училище, режиссёрское отделение, ни одно выступление агитбригады, ни один концерт не обходятся без её участия. Её двоюродная сестра Нина Михайловна Меньшикова, работая в школе, тоже всегда вместе с ней на сцене.
     Благодаря таким сильным красивым голосам тамбовских потомков, а именно: Галине Дмитриевне Тереховой, Елене Пирожковой, Леониду Анюточкину, Владимиру Степановичу Рыбину, коллективу художественной самодеятельности при сельском Доме культуры удалось получить звание «народный». Не случайно наши деревенские артисты были удостоены поездки в Амурскую область в 1990 году, а также в Красноярский край. И, конечно же, участницами этих и многих других поездок стали двоюродные сёстры Татьяна Васильевна Шадрина и Нина Михайловна Меньшикова.
     Было время, когда народ был отучен от христианских обычаев, но когда времена изменились, оказалось, тамбота опять на высоте. Когда провожали близкого человека в последний путь, молитв ещё не знали, священника не было, и пожилые женщины, из тамбовских, тихо садились рядом с гробом в изголовье и пели вполголоса:

Тихий вечер над горой,
Ярко звёздочка горит.
В комнате, скорбя душой,
Мать печальная сидит.
Мальчик (дитя) тихо умирает,
Скоро ангел прилетит.
Шепчет он, а мать рыдает,
Как безумная глядит.
«Ой, не плачь, не будь уныла,
Мама, милая моя,
Ты мне часто говорила,
Что тебе мешаю я.
Вот зовёт меня спаситель,
Я засну небесным сном,
Перейду в его обитель,
В тот просторный чудный дом.
Мама, с просьбой умираю:
На невестку не серчай,
Провинится – умоляю:
Не брани её, прощай.
Дай мне слово,
И спокойно отойду я в вечный край,
Где поют святые стройно,
Мама, мама, не рыдай».
Улетают тени ночи,
И померкнула звезда,
А дитя сомкнуло очи
И заснуло навсегда.
Приходил к нему спаситель –
Душу юную отнёс
В ту чудесную обитель,
Где печали нет и слёз.

     Слова этой песни мне передала Елена Николаевна Анюточкина (1930 г. р.), а она слышала эту песню от Евдокии Андреевны Марковой (1911 г. р.) и от Екатерины Антоновны Тереховой (1912 г. р.). Обе они потомки тамбовских переселенцев.
     Сейчас эти песни разошлись по всему селу. На вопрос, что является визитной карточкой улицы Набережной, многие отвечают: «Конечно же, песни и сёстры Аладинские в первую очередь».
     Сёстры Мария, Анна и Рая родились в нашем селе. Петь научились у своей мамы Марфы Ивановны (1912 г. р.) и папы Фёдора Антоновича (1914 г. р.). Раиса Фёдоровна, теперь Алёхина, живёт здесь, а остальные сёстры – в Новосибирске. Дважды я побывала в гостях у Раисы Фёдоровны. «Мы пели всегда, – вспоминает моя собеседница, – и когда выполняли домашнюю работу, и когда шли в школу и обратно. Когда подросли, в 14–15 лет работали летом на сенокосах. 1951–1953-й – годы голода, но, главное, мирной жизни. Потом родители стали разрешать летом ходить в клуб, где заведующим клубом работал знаток своего дела – Иван Евдокимович Казак, а баянистом при ДК был Виктор Яковлевич Кузнецов (до сих пор живёт в Новосибирске)».
      Два-три танца сыграет баянист, и перерыв, тогда заведующий клубом приглашает молодёжь что-нибудь спеть. Вот так, раз за разом, и стала Рая «солисткой на танцах». Потом стали потихоньку репетировать с баянистом, и пошло. Звонкий девичий голосок понравился жителям Шипуново. Она стала петь то с сестрой Машей, то с двоюродной сестрой Раей Краснослободцевой. Вместе стали ездить по сёлам, в район. Там шипуновских девчат приметили, подобрали репертуар, и поехали они в Черепаново, а потом в Новосибирск. Голосистых сестёр, исполнявших в основном озорные частушки, принимали на ура. И так до 1963 года. Много было хорошего, много было встреч, песен, музыки... До сих пор в памяти сельчан живёт память о том времени.
     Потомок тамбовских переселенцев Иван Андреевич Терехов (1933 г. р.), с которым я тоже побеседовала, был очень разговорчив и обладал замечательной памятью. Всю свою жизнь отработал в нашем селе – водителем, автомехаником, заведующим гаражом. Гармонист, скромняга, он всегда и везде был как палочка-выручалочка.
      Его отец Андрей Васильевич Терехов (1895 г. р.) – уроженец Тамбовской губернии Козловского района селения Каменный брод. Получил образование пять классов, несмотря на то, что в семье было семеро детей. Женился на Евдокии Герасимовне Беркетовой. Участвовал в войне 1914–1916 гг., вернулся домой. Но голод Поволжья заставил молодую семью с тремя детьми отправиться вместе с семьями братьев в рискованное путешествие – в далёкую Сибирь. Поехали в Иркутскую область, куда год назад уехал земляк – Иван Хорошаев, первый гармонист села Каменный брод. Долго добирались братья Тереховы. Уж мама все песни перепела не один раз, а отец и прятал, и снова доставал четырёхструнную балалайку, а дорога никак не вела туда, где обосновался с семьёй их земляк. Но вот однажды вечером, когда обоз остановился в каком-то посёлке на отдых, мама услышала переливы гармошки, которые спутать было нельзя ни с чем другим. Всё побросали и побежали на звуки гармошки. Сколько было радости: наконец-то свои! В эту ночь никто не мог уснуть. Сколько было песен сыграно, сколько вопросов задано друг другу!
      Работать пришлось на стройках подсобными рабочими, жалования не хватало, да и тянуло к земле. У всех были кони и упряжь, а земляки, что поселились в Новосибирской области, писали о вольных землях.
      Они поехали в Шипуново. С ними отправилась и ещё одна семья, двоюродного брата, награждённого Георгиевским крестом за участие в Первой мировой войне, Ивана Сергеевича Терехова. Поселились около своей землячки Прасковьи Николаевны Евдокимовой, звали они её Челновой (была родом из Набережных Челнов).
      Жить стало легче: хлеб, картошка, рыба, ягода, хозяйство. В феврале 1942 года Андрея Васильевича забрали на войну, и до июля 1945 года он служил в Заполярье. За честную службу был награждён медалью «За оборону Советского Заполярья». Трудно было, и всё чаще Иван Андреевич стал брать отцову балалайку, да и на соседской трёхрядке пытался играть. Когда отец пришёл с войны, они с мамой купили Ваньке гармонь.
      Однажды, на Троицу, когда взрослые ушли в церковь, паренёк как всегда наигрывал за оградой под черёмухой свои нехитрые мелодии. Окружённый толпой соседской молодёжи, Иван не заметил, как рядом остановился прохожий с дорожной сумкой. «Можно я сыграю?» – спросил незнакомец.
      «Я не узнал своей гармони, – говорит мой собеседник, 60 лет с той поры прошло, а глаза Ивана Андреевича вспыхнули и повлажнели. – Замерли и мои дружки – играл виртуоз. „Ну что ж, давай знакомиться. Меня зовут Иван Хорошаев – я земляк твоих родителей…” Вот такая была встреча. Неделю гостил Хорошаев и всё учил меня, юнца».
      До сих пор играет Иван Андреевич в тесном кругу любимые наигрыши.
      В нашем краю по-другому и нельзя: тут поют всегда и везде. Так утверждали мои собеседники Таисия Никитична Солотина, её мать Анастасия Фёдоровна, соседка Евдокия Степановна Терехова.
      Нельзя сказать, что другие жители нашего села не умеют петь, но «тамбовские» поют по-особому, у них свой колорит. Звучат песни предков с Тамбовской губернии, звучит история…

Уродила мать, как во поле былинку,
Счастья-доли не дала – росла сиротинкою.
Лет с 13-ти я по людям ходила,
Где качала я детей, где коров доила.
Поздно, поздно вечерком к милому ходила.
Ох, ты миленький мой, вздумал ты жениться.
Я красива, но бедна – плохо я одета,
Никто замуж не берёт девушку за это.
Пойду с горя в монастырь – Богу молиться,
Не пошлёт ли мне Господь, чтобы дали счастья,
Не полюбит ли меня богатый и красивый.

Елена Николаевна Анюточкина, её мама приехала с ТамбовщиныСело Шипуново Сузунского районаСело Шипуново Сузунского районаСело Шипуново Сузунского районаСело Шипуново Сузунского района


eXTReMe Tracker
 Новости  Мероприятия месяца  Фестивали, конкурсы  Семинары, курсы  Контакты  
 
© 2007-2019 г, ГАУК НСО НГОДНТ