Поиск на сайте          

Наталья Владимировна ЛеоноваТрадиционная народная культура


Наталья Владимировна Леонова,
доцент кафедры этномузыкознания
Новосибирской государственной консерватории им. М. И. Глинки,
кандидат искусствоведения



     Наталья Владимировна Леонова – этномузыколог, кандидат искусствоведения, и. о. профессора кафедры этномузыкознания Новосибирской государственной консерватории им. М. И. Глинки, специалист в области традиционной музыкальной культуры сибирских переселенцев, автор более 70 научных статей, составитель томов русского обрядового фольклора серии «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока» СО РАН, автор критических статей, член СО СК РФ, лауреат премии губернатора Новосибирской области в области культуры за 2003 год.
     Ученица и коллега выдающегося сибирского фольклориста, профессора Михаила Никифоровича Мельникова. От Тюмени до Приморского края простирается территория её музыкально-этнографических экспедиций.
     В 1978 году окончила ТКФ HГК, в 1981 – аспирантуру НТК (научный руководитель – доктор искусствоведения, проф. Т. А. Роменская). В НТК работает с 1981 г., с 1990 г. – на кафедре этномузыкознания. В 1986–1991 гг. – декан ТКФ и ДХФ, с 1999 г. – декан ОФ, ФНИ и ДХФ. В 1996 г. защитила кандидатскую диссертацию «Русские календарные песни Сибири». В 1998 г. утверждена в учёном звании доцента. В 2002 г. окончила докторантуру при НГК.


Из экспедиционных дневников учёных-фольклористов
(Северный район)

     Поездка в Чуваши – самая авантюрная часть нашей экспедиции. Это село в маршруте появилось случайно: руководители районного отдела культуры предложили, а мы не стали отказываться, тем более что в автобусе по дороге в Северное узнали имя одной из чувашских песенниц – Маруси Голубевой.
     Из просмотра музейного альбома узнали, что деревня основана в 1860-е годы переселенцами-чувашами. В 1895 году она сгорела и была отстроена заново. В 1910–1912 годах была построена трактовая дорога от Каинска до деревни Алешинка, которая прошла и через Чуваши (до революции поселения района относились к Каинскому уезду Томской губернии). По этой дороге нам и предстояло ехать в чувашскую деревню.
     «К серьёзной записи музыкального творчества сибирских чувашей мы не готовились, литературу не читали, сборники песен не листали, поэтому соответствовать ситуации будет не так уж и просто», – подобные мысли лишь лёгкой тенью омрачали наш тридцатикилометровый путь к востоку от Северного вдоль реки Тартас, но совершенно не мешали обозревать скромные красоты местного ландшафта.
     Хозяйка сельского Дома культуры Чувашей собрала в клубе трёх местных песенниц: Прасковью Трофимовну Ананьеву (1932 г. р.), Марию Николаевну Голубеву (1932 г. р.) – ту самую Марусю Голубеву, о которой мы узнали от автобусной собеседницы, и совсем молодую по собирательским представлениям Елизавету Ивановну Петрову (1947 г. р.). Все они родились в сибирских деревнях Алешинке и Ивановке, родители же приехали в Сибирь «с Чебоксар».
     Поскольку наша запись была «разведочной», мы попытались сначала выяснить крупные составляющие части репертуара чувашских песенниц, а кроме того, выявить наличие в нём традиционных жанров чувашского фольклора. Первое удалось лучше, чем второе. Записав немногим более 20 фонограмм напевов и разговоров песенниц, мы обнаружили, что местный певческий репертуар состоит как бы из трёх частей. Первую часть составляют традиционные чувашские песни, которые исполнительницы определяют словом «юрэ» или «ёры» (фонетические варианты чувашского «юрри» – песня). Нам удалось записать «петровскую» песню («вэйя юрри» – хороводная), свадебную («туй юрри»), гостевую «провожальную» («хана юрри»), рекрутскую, солдатскую («некрут, салтак юрри») и лирические песни. Среди последних наше внимание привлекла песня о переселении в Сибирь.
     Не зная чувашского языка, нам приходилось постоянно обращаться к песенницам с просьбой о переводе или пересказе прозвучавшей песни. Они искренне старались помочь нам, хотя задача перед ними была поставлена очень сложная: «По-чувашенски красиво и складно, по-русски так не получается». Но даже в таких «не получающихся» переводах просвечивались традиционные приёмы песенной поэзии:

Через солнце дорогу видать,
Мы ходим по этой дороге.
Через звёзды видать девушку,
Это меня она ждёт, наверно.

     Это фрагмент солдатской песни в переводе М. Н. Голубевой.
     Вторая часть репертуара наших исполнительниц образована русскими песнями. В этой части записи мы ограничились констатацией того факта, что русские песни чувашинцам известны. На магнитофон же записали только русские частушки для сравнения с частушками, которые наши песенницы поют «по-чувашински», т. е. на чувашском языке и «на чувашский голос» (т. е. напев). Русские частушки чуваши выучили от своих русских соседей и поют их совершенно свободно:

Неужели конь воронай
От столба отвяжется?
Неужели мой ватоля
От меня откажется?
Мой милёнок – гармонист,
А я – песенница,
А он играет, я пою, да
Весело в нашем краю!

     Наибольший же интерес вызвала третья репертуарная часть, которая включает переведённые на чувашский язык православные песнопения и молитвы (Верую, Достойно есть, Отче наш, Трисвятое, Пасхальный тропарь), а также заимствованные и переработанные русские песни с переведёнными на чувашский язык словесными текстами. При этом слова и напев могут относиться к разным русским песням. Так, на мелодию песни «Где летал по свету ворон» положены слова другой солдатской песни – «Чёрный ворон». В переводе с чувашского языка речь в песне идёт о том, как солдата ранили на войне. Вороны прилетели к нему, и он говорит: «Не приходите ко мне, я ещё живой, улетайте в деревню и скажите родителям, пусть они не плачут – я пока ещё живой…» А Мария Николаевна Голубева спела «давношнюю» песню, которую она выучила от отца: напев от тюремной песни «В воскресенье мать-старушка», а сюжет «собран» из фрагментов двух песен – казачьей песни «Проснулася станица» и лирической баллады с зачином «Лет семнадцати мальчишка».
     Пунктирно намеченная по ходу записи этнокультурная группировка репертуара показалась нам чрезвычайно интересной и требующей дальнейшего изучения. Возвращались мы в Северное в приподнятом настроении – есть ещё в Северном районе работа для фольклориста-собирателя и исследователя!.. Есть ещё на земле сибирской «заповедные острова» традиционной культуры!
     В таком состоянии переживания о судьбе духовной культуры мы бы, конечно, проехали мимо не слишком заметного, но вполне материального памятника сибирской истории, сооружённого на месте «битвы дружины Ермака с войсками хана Кучума». Высмотрел его сквозь придорожные заросли наш шофёр Иван Иванович. Высмотрел на свою голову, потому что самая восторженная и невыдержанная часть нашей маленькой группы тут же помчалась по кочкам, не обращая внимания на комаров и тому подобную зловредную живность, посмотреть на памятник поближе и запечатлеть его на память.
     Вечером гуляли по Северному, осваивали расположение его главных улиц, затем немного работали с выполненными днём записями и очень поздно укладывались спать. Для нас хорошо, что в гостинице было почти пусто, и мы никому не мешали.
     Экспедиционная реальность внесла свои коррективы в наш маршрут, и мы с удовлетворением отметили, что вышли за рамки намеченного задания и, кроме известных староверческих очагов (Северное, Бергуль), посетили русское и чувашское селения, если так можно выразиться, сверх плана. Последнее из них – Чуваши – подсказало идею будущего экспедиционного исследования в Северном районе: певческие традиции чувашских переселенцев (или чувашской диаспоры) Васюганья. Кроме Чувашей в районе есть ещё два, по крайней мере, «чувашинских» поселения – посёлок Витинск и деревня Алешинка, в которой, если верить нашим песенницам-чувашкам, даже дети ещё говорят по-чувашски. Привлекательными показались также воспоминания алешинской уроженки М. Н. Голубевой: «Много гармонистов было раньше. Едешь с дойки и не знаешь: и тут играет, и там играет, и там… Это в Алешинке. Шибко весело было. Ивановские там и кириловские, мосинские – все туда собирались в Алешинку. Как большие праздники, все там были, проводили…» Может, удастся найти в Алешинке остатки инструментальной традиции. Но это – на будущее, а пока надо выяснить, как обстоят дела с народной песней в знаменитом селе Бергуль.

Продолжение следует…


eXTReMe Tracker
 Новости  Мероприятия месяца  Фестивали, конкурсы  Семинары, курсы  Контакты  
 
© 2007-2020 г, ГАУК НСО НГОДНТ