Поиск на сайте          

Наталья Владимировна ЛеоноваТрадиционная народная культура

Наталья Владимировна Леонова,
доцент кафедры этномузыкознания
Новосибирской государственной консерватории им. М. И. Глинки,
кандидат искусствоведения




Комментарий музыковеда-фольклориста к статье краеведов из Мышланки

     Как быстро бежит время. Оказывается, я уже тридцать лет занимаюсь собиранием и изучением сибирского фольклора (впервые в экспедицию выехала в 1977 году, будучи студенткой Новосибирской консерватории). И как медленно прирастает знание о ситуации с традиционной культурой хотя бы в отдельно взятой Новосибирской области. Вот к таким выводам меня привела статья краеведов из сузунской деревни Мышланка. В центре этого материала – давно известная мне певческая группа, поэтому читала статью с большим интересом. Но «белых пятен» в биографии мышланских песенниц, изложенной их юными односельчанами, к сожалению, ещё достаточно много, что свидетельствует о несомненной полезности проведённых краеведческих изысканий и перспективности дальнейшей работы.
     Начать свой комментарий мне хочется с уточнений, которых требует ряд положений, высказанных в этом исследовании. В частности, это касается вопроса о преобладании воронежской традиции в фольклоре Мышланки. Возможно, это заблуждение возникло из-за неосторожного высказывания Вячеслава Асанова, которое присутствует в аннотации к пластинке, выпущенной фирмой «Мелодия» в 1987 году.
     На самом деле о воронежских корнях своих родителей говорила только одна из мышланских песенниц – Анна Никитична Захарова. Большая часть остальных участниц певческой группы называли себя «местными». Поэтому о составляющих данную традицию частях песенного наследия Мышланки говорить однозначно нельзя. Это вопрос, требующий дополнительного исследования.
     Хочется также отметить некоторые неточности в жанровых определениях песен. Так, например, песня «Я младёхонька по бережку похаживала» определена как протяжная, на самом деле это хороводная песня. А песня «Расти хмель по тычинке в день» – не вечёрочная, а бытовая, приуроченная к Масленице. Кроме того, она имеет другой зачин: «Девушка по бережку похаживала…» Впрочем, для самих исполнительниц это не так уж и важно, многие традиционные обстоятельства исполнения конкретных песен к 60–70-м годам XX века уже ушли из деревенского быта и были уже не по возрасту самим хранителям традиции.
     Одним из главных вопросов, который вдруг возник после прочтения материала, был следующий: кто является первооткрывателем мышланской группы?
     Экспедиционное открытие? Видимо, нет. Название деревни не встречается в кратких экспедиционных отчётах, опубликованных М. Н. Мельниковым в сборниках «Сибирский фольклор». Из сузунских поселений там упоминаются только Заковряжино, Ключики, Шипуново, в которых в первой половине 1970-х годов записывали народные песни Л. И. Болотская и В. И. Дементьев. Нет мышланских песен и в сборниках сибирского фольклора, основанных на материалах экспедиций 1970-х годов. Имею в виду сборники Ф. Ф. Болонева и М. Н. Мельникова «Календарно-обрядовая поэзия сибиряков» (1981 г.), «Хороводные и игровые песни Сибири» (1985 г.), издание «Свадьба Обско-Иртышского Междуречья», составленное В. Г. Захарченко и тем же М. Н. Мельниковым (1983 г.). В трёх сборниках русского свадебного фольклора Сибири (1979, 1981, 1984 гг.), подготовленных Р. П. Потаниной с учётом материалов фольклорной коллекции Новосибирского педагогического института, собранных под руководством М. Н. Мельникова, песни из Мышланки также отсутствуют.
     Тем не менее, когда летом 1983 года я присоединилась к экспедиционной группе Новосибирского областного научно-методического центра народного творчества и культпросветработы, направлявшейся в Сузунский район, мне было известно, что «в селе Мышланка есть хорошая фольклорная певческая группа, участница многих районных и областных фестивалей народного творчества» (так записано в моем экспедиционном дневнике). Мои сотоварищи по экспедиции, участники Ансамбля сибирской народной песни во главе с Вячеславом Асановым, с мышланскими песенницами уже были знакомы и даже выступали вместе с ними, а также с певческой группой из села Бергуль Северного района, на сцене Большого зала Новосибирской консерватории в декабре 1982 года. Это был концерт хоровой музыки и фольклорных коллективов Новосибирской области в рамках фестиваля «Музыка народов Сибири», включённого в программу Объединённого пленума композиторских организаций Сибири. Столь ответственное выступление свидетельствует о накопленном к тому времени опыте сценических выступлений и приобретённом авторитете.
     Для того чтобы предложить свой вариант ответа на вопрос, как и почему возникла фольклорная группа Мышланки (когда она возникла примерно ясно, сами песенницы указывают 1976 или 1978 год), сначала приведу небольшую информацию из истории развития в нашей стране художественной самодеятельности.
     Известно, что начало 1970-х годов было ознаменовано ростом активности и интенсивности любительских творческих коллективов (одна из точек отсчёта – 1970 год, год 100-летия В. И. Ленина). Проводились многочисленные конкурсы, смотры, фестивали, расширилось участие в международных, в том числе фольклорных фестивалях, научных симпозиумах по вопросам развития самодеятельного творчества, состоялся телевизионный фестиваль народного творчества. Все эти акции подготовили проведение объёмного по времени и числу участников Первого всесоюзного фестиваля самодеятельного художественного творчества, который прошел в 1975–1977 гг. Первый тур фестиваля был связан с 30-летием Победы, в ходе второго тура в 1976 году (год XXV съезда КПСС) на местах прошёл смотр всех самодеятельных коллективов. Особое внимание уделялось народным хорам и оркестрам, духовым оркестрам и фольклорным коллективам, дабы «укрепить связи художественной самодеятельности с глубинными истоками народной жизни» (Каргин А. С. Самодеятельное художественное творчество. – М., 1988.). В период проведения фестиваля были созданы или выявлены и выведены на сцену сотни, если не тысячи, творческих коллективов. Третий тур проходил в дни празднования 60-летия Великого Октября. Началась эпоха массовых художественных акций с участием самодеятельных творческих сил.
     Накопленный в смотрах, конкурсах и фестивалях 1970-х годов опыт получил высокую оценку в постановлении ЦК КПСС от 28 марта 1978 года «О мерах по дальнейшему развитию самодеятельного художественного творчества». Впервые в отечественной практике документом столь высокого уровня подводились итоги и определялись перспективы совершенствования массового культурного творчества.
     Полагаю, что мышланская певческая группа была открыта и выведена на сцену местными клубными работниками именно для участия в каком-нибудь областном смотре или фестивале. До этого песенницы-односельчанки, по всей вероятности, пели любимые народные песни в соответствующих для этого бытовых и праздничных ситуациях.
     А пели они так хорошо, оказались столь отзывчивыми и мобильными, что когда возникла необходимость показать песенные традиции села, постоять за честь культуры своей «малой родины», то собрались с духом, вышли на сцену и стали артистками. За что им нижайший поклон от всех слушателей и зрителей.


eXTReMe Tracker
 Новости  Мероприятия месяца  Фестивали, конкурсы  Семинары, курсы  Контакты  
 
© 2007-2020 г, ГАУК НСО НГОДНТ